Поговорили про новые веяния с Настей Бутенко — клиническим психологом, психодраматерапевтом, членом Международной Ассоциации Групповой Психотерапии и просто мамой.

 

Настя, скажите, что же такое личные границы?

Личные границы — это личные ощущения, которые помогают человеку осознать, где его желания и потребности, а где — потребности, устремления и цели другого человека. Яркий пример того, что человек не понимает, где его желания, а где чужие — поступление ребёнка в ВУЗ, который выбрали родители. Часто ведь бывает, что человек поступил, например, на юриста, а курсе эдак на третьем его шарахает мыслью: “Что я вообще здесь делаю?” и пониманием, что это совсем не его жизнь. Такое случается, если человек не осознавал, где его желания, а где — родительские. Личные границы как раз помогают устраивать свою жизнь, исходя из собственных потребностей.

Почему же в последнее время так много говорят о личных границах? Неужели раньше их не было?

Культура мира и особенно постсоветского пространства долгое время была построена на идее коллективизма и, соответственно, отсутствия личных границ. Всё было общее, в том числе и жизни людей, куда беззастенчиво влезали. Вылилось это в не лучшие последствия для психики людей. Поэтому сейчас, когда на смену коллективизму пришёл индивидуализм, стали проводить всё больше исследований на тему границ и их влияния на общество. Оказалось, что, если человек понимает, что он отдельная единица со своими желаниями и потребностями, это не плохо ни для кого. Чем больше люди пытаются сами сделать себя счастливыми, не завязываясь при этом на других, тем больше они сосредоточены на заботливом и внимательном отношении к окружающим. Потому что люди понимают про себя, что хотят жить в счастливой здоровой обстановке и догадываются, что и другим тоже этого хочется. Получается такой взаимообмен хорошим. Да, пока это звучит как утопия, но в целом общество уже стремится к более здоровому отношению к потребностям, целям и мечтам каждого отдельного человека и гармоничному сосуществованию людей.

А как отличить отстаивание личных границ от манипуляций?

Тут есть три ярких отличительных признака.

Во-первых, личные границы — это всегда история про себя, а не про других людей. Например, мне не подходит, что на меня кричат, и я выхожу из контакта. А не «если ты продолжишь на меня орать, я выброшу твои вещи из окна». Конструкция «если.. то…» обычно указывает на манипуляцию.

Во-вторых, границы — это то, что регулирует сам человек, а не его собеседник. Не «ты должен сделать что-то», а «мне это не подходит».

В-третьих, мы должны понимать, что если проговариваем какое-то последствие, то действительно должны его выполнить. Манипуляторы только угрожают, но не претворяют угрозы в жизнь. При отстаивании личных границ такого не происходит: если человек говорит «будешь кричать — я уйду», то при крике он действительно уходит.

Хорошо, про понимание границ с партнёром всё более-менее понятно. А что делать со старшим поколением? Должны ли быть выстроены чёткие границы с родственниками или это неуважение к старшим?

Для многих семей влияние и участие старшего поколения очень важно. Бывает, что семейные традиции подходят и молодым родителям, и бабушкам с дедушками, поэтому советы или вмешательство в быт родственников воспринимается нормально.
Другое дело, когда происходит беззастенчивое влезание в жизнь семьи. Например, когда бабушка не спрашивает, нужна ли внукам какая-то информация, а директивно рассказывает и даёт советы там, где об этом не просили. Увы, чаще всего в постсоветских странах происходит так, что старшие родственники не понимают или не видят в этом проблемы. Им трудно перестроиться, несмотря на то, что в современном мире экспертность перестаёт зависеть от возраста.

Если границы не были выстроены до появления детей, сделать это после их рождения ребёнка будет труднее. Волшебной пилюли нет: не бывает такого, что человек ничего не понимал про границы, ему сказали вдруг что-то определенным образом, и он прозрел. Это долгий и сложный процесс. Не надо винить тех, кто отказался от выстраивания чётких границ с родственниками: молодые мамы, особенно после родов, находятся в уязвимом положении. В этом состоянии выстроить границы трудно, так как женщина может сильно нуждаться в помощи бабушек и дедушек, а они из-за выстраивания границ вполне могут психануть и отказать в этом.

Что можно сделать? Всё зависит от количества ваших внутренних ресурсов и, конечно, от ситуации. Есть такие бабушки и дедушки, которым один раз говоришь, что такое-то поведение недопустимо, и они действительно останавливаются. Но это редкость. Как ни странно, со старшим поколением работает то же самое, что и с малышами — многократное повторение. К людям сразу не приходит глубокое понимание, но просто много раз услышав одно и то же начинают, как минимум, тормозить перед действием. Тут важно понимать, что если мы говорим человеку про последствия, то мы не просто угрожаем, а готовы выполнить эти последствия, если человек этого не сделает. Например, говорим: «Мама, я просила много раз не давать ребёнку шоколад, у него аллергия, и если это ещё раз случится, то я просто не смогу больше оставить вас вдвоем». Мы понимаем, что, если это действительно ещё раз случится, то не оставим ребёнка с бабушкой. Согласитесь, странно и непоследовательно говорить, что не дадите ребёнка, а через неделю привезти малыша к бабушке снова, потому что вам нужно куда-нибудь отойти, и без их помощи никак. В этом случае родственники оказываются в положении вседозволенности, а родители, наоборот, в созависимости. Поэтому важно быть готовым выполнить те последствия, которые вы озвучиваете. Важно, чтобы во фразе, которую будете озвучивать бабушке или дедушке, была чётко указана причина, а до этой фразы были разговоры с просьбами о том, чтобы это не повторялось. Только когда ситуация повторяется из раза в раз, можно произнести последствия, которые будут при повторении этих действий. Я за то, чтобы находиться в диалоге со своими родителями. Бывают случаи, когда люди решают больше не взаимодействовать и ничего не объяснять (например, если родственники действительно опасны), но это происходит не так уж часто. Если ваши бабушки и дедушки в целом люди адекватные, важно делать попытки наладить контакт, объяснить им разными способами и с разной аргументацией то, что вы просите. И только после нескольких попыток озвучивать последствие действий.

Как и когда стоит начинать учить ребёнка отстаиванию его личных границ?

Как ни странно, личные границы есть даже у младенцев, поэтому учить ребёнка осознавать свои потребности можно буквально с рождения. Несмотря на то, что до полугода малыш находится в тотальном слиянии с мамой, даже в этом возрасте есть ощущения, что ему нравится, а что нет. Чем больше мама и папа обращают на это внимание и продолжают делать то, что малышу нравится и меньше делают то, что ему не нравится, тем больше они поддерживают идею наличия границ.
С ребёнком постарше помогать осознавать желания и потребности можно не только через действия, но и через диалог. Уже в год-два малыш понимает вопросы «тебе это нравится/не нравится?» и границы своего и чужого: «Это твоя машинка, а это грузовичок Пети. Это твоя кроватка, а это мамина». Речь не о том, чтобы потворствовать всему, а о том, чтобы проговаривать и обсуждать чувства, переживания, эмоции. Благодаря диалогу они становятся значимыми и ценными, а значит, растущему человеку проще будет отделить свои желания от чужих. В обратную сторону это тоже работает: постепенно маленький человек понимает, что и у других людей есть свои желания, которые не всегда совпадают с тем, что хочется ему. Правда, до определённого возраста малыши считают, что весь мир крутится вокруг них. Это не манипуляция или эгоизм, а нормальный этап детского развития. Важно всё равно проговаривать, что людям нравятся разные вещи и что не надо их заставлять делать только то, что любит ребёнок. Например, маме нравится морковка, а ребёнку — яблоко, не надо запихивать яблоко маме в рот. Иногда кажется, что это всё бесполезно, но на самом деле, чем больше родитель разговаривает с ребёнком и прислушивается к его чувствам, тем проще будет в дальнейшем и малышу, и маме с папой.