Что значит родиться в Японии? С рождения спать на полу, первый прикорм начинать с риса (причем никто не скажет, что от него бывает запор), и смотреть мультики про какашки. При этом малышей в Японии все меньше, рождаются они все позже, часто остаются единственными детьми в семье. Поэтому дошкольный период у них – самый расслабленный в жизни. 

 

Никаких запретов 

Основная стратегия воспитания детей в Японии называется Икудзи. По её канонам до 6 лет ребёнок живёт на правах императора: его не ругают, ему не мешают, удовлетворяют его желания. Весь этот период ребенок будет купаться в безусловной любви и принятии, а общество будет относиться к нему с максимальным терпением и пониманием. 

Если японский малыш заплачет в супермаркете из-за того, что ему не купили ту очень важную бесполезную штуковину, родители не будут на него кричать, стыдить или наказывать. Считается, что ребёнок еще недостаточно вырос, чтобы понимать, он ещё не может контролировать себя как взрослый, поэтому нужно терпеливо его успокоить или переключить внимание на что-то другое. А теперь представим себе такую же ситуацию с российским малышом где-нибудь в «Пятёрочке», где в лучшем случае «сейчас тебя охранник заберёт».  

Японцы верят, что ограничения в раннем детстве делают из детей несчастных взрослых. Поэтому никакие проявления гиперактивности не встречают сопротивления, пока ребенок не пойдет в начальную школу. Шуметь, бегать и играть – естественное поведение ребёнка в соответствии с возрастом, за которое его никогда не будут ругать родители. 

Но о настоящей вседозволенности речь не идёт – правила и ограничения для детей существуют, просто они не всегда понятны западному миру. Основная цель японского воспитания – создание сплоченного общества, где каждый ставит коллективные интересы выше личных. Поэтому маленьких японцев с детства учат, что выделяться не принято, и самый большой страх для них – отчуждение и порицание обществом. «Над тобой будут все смеяться» — хуже любого наказания и запрета. Что-то похожее было в советской системе воспитания, но потихоньку меняется в российском сознании в последние годы.

 

Детский сад – для общения, а не для подготовки к школе

По японским традициям замужняя женщина, родившая ребёнка, становится домохозяйкой. Она прекращает работать и посвящает себя детям, мужу и быту. Но за последние пять лет появилась прослойка женщин, которые хотят продолжать работать. Поэтому спрос на садики для детей очень вырос, особенно в больших городах, в то же время группы маленькие и попасть в них нелегко – ситуация, понятная жителю любого российского района новостроек.

Японцы, как и мы, встают в очередь в садик, но движутся по ней необычным образом: каждая семья получает определённый балл, в зависимости от количества часов работы, налогов и старших сиблингов. Чем выше балл, тем выше шансы ребенка попасть в детский сад. Если старший ребёнок уже ходит в сад, его братьям и сестрам проще попасть туда же. Частные садики тоже широко распространены, некоторые из них создаются при ведущих университетах страны. У детей, принятых в такой сад, в будущем выше шансы попасть в элитную школу.

Японский детский сад – очень уютное, весёлое и безопасное место. Детей никто не кутает и не боится застудить – даже в начале ноября там настежь открыты окна и двери. Это обычный образ жизни японцев, к которому дети приучены с рождения: естественная влажность и невысокая температура воздуха (по сравнению с российскими СанПиНами). Дети в садике ходят в носочках или босиком, и никто не покрывается соплями только из-за того, что где-то на другом конце здания открыта форточка.

Раз в пару месяцев в садике проводится специальное занятие, где дети в игровой форме учатся, как вести себя при землетрясении. Основных правил пять, и дети запоминают их до автоматизма: не бегать, не орать, не толкаться, не плакать и не возвращаться туда, откуда убежал. Также в садике понемногу учат ребёнка сложным тонкостям японского этикета. А вот традиционных для российского ребенка «развивающих» занятий с педагогами (ИЗО, музыки, физкультуры) там практически нет. Считается, что в садик дети ходят специально для общения между собой.

 

Быть с мамой – базовая потребность ребёнка

Японский малыш вряд ли столкнется с разными ухищрениями, которые его мама нагуглит у консультанта по детскому сну. Пока на одном конце планеты российского младенца всеми правдами и неправдами пытаются приучить спать в своей кроватке, где-то в префектуре Токио японский ребёнок, даже если вышел из младенческого возраста, мирно спит вместе со своими родителями. Совместный сон – не дилемма для страны восходящего солнца, а норма, принятая в обществе.

Более того, дети и родители принимают ванну вместе до шести-семи лет, и это тоже не считается каким-то извращением. Так просто исторически принято, и даже отцы спокойно купаются вместе с маленькими дочерьми – в японском обществе это не вызывает ни у кого вопросов. А теперь представьте себе, если вы упомянете что-то такое вслух при российском участковом педиатре?

В эпоху расцвета «Кидзаута» в больших российских городах, трёхлетнего ребёнка спокойно оставят с приглашённым бебиситтером, если у родителей есть планы на вечер. Контакты хороших нянь передают из рук в руки, и это не считается признаком «зажравшейся буржуазии». Постоянная или периодически приходящая няня становится нормальной частью детства у нынешних трёхлеток. В Японии же это редкость: брать няню не принято, а ее услуги сами по себе достаточно дорогие – 50 долларов в час при средней зарплате 10 000 долларов в месяц. Японские дети практически все время проводят вместе с мамами, а связь «мамы и ребёнка» в первые годы считается святой и поощряется обществом. Отцы же, как и в России, мало вовлечены в процесс воспитания, и чаще встречаются с собственными детьми только по вечерам и по выходным.

Японский тоддлер с подозрением отнесется к творогу, который мы зачем-то жарим и предлагаем нашим дошкольникам, уписывающим его за обе щеки с бананом и сметаной вприкуску. Никто не поёт японцам «Пейте, дети, молоко, будете здоровы». В отличии от детей западного мира, японцев с младенчества приучают к традиционной кухне: рисовой каше, разнообразной рыбе, мисо супу и овощам. А вот фрукты в Японии стоят дорого и часто считаются десертом наравне с пирожными. Трёхлетка в ресторане в Японии не будет требовать для себя наггетсы из детского меню, дети едят в принципе всё то же, что и взрослые, ловко орудуя палочками. Кстати, к палочкам начинают приучаться с 2-3 лет, к 6 все должны уметь – это рекомендация школы. С ними связан достаточно жёсткий этикет, и если его нарушать, это выглядит примерно как вываливание еды изо рта или акт публичного испражнения.

К слову об испражнениях: для японцев совершенно нормально обсуждать туалетные темы. Детские книжки «Приключения Детектива Попы» и мультики про унитазы – такие же привычные элементы детского мира, как для нас кот Матроскин. Благодаря популярности какашечной темы, дети легко отказываются от подгузников, и некоторым очень даже весело (и результативно!) читать книжки и смотреть мультики про увлекательный процесс.

Но где бы ни рос трёхлетний ребенок: в горной японской деревушке, в древнем городе России, в шумном районе Токио или на окраине Петербурга, он все равно вырастет здоровым и счастливым, при соблюдении одного важного условия – если рядом с малышом будут вовлечённые и увлечённые взрослые.